Сказочная традиция русских старожилов Большеуковского района Омской области (бытовые, легендарные сказки)

Сказочная традиция русских старожилов Большеуковского района Омской области (бытовые, легендарные сказки)

Большеуковский район
Русские старожилы
Мифологические представления
В Омском Приртышье зафиксировано достаточно большое количество сказочных текстов. Так, фольклорный архив Омского государственного педагогического университета (далее ФА ОмГПУ) обладает богатой сказочной коллекцией, хотя общее количество записанных в разные годы текстов до сих пор не подсчитано и не сведено воедино. Опубликована из этого собрания лишь небольшая часть [СПЗ; Сказки 1968; Сказки 1973; Сказки 1982. Отдельные тексты могли быть опубликованными в разных сибирских изданиях, но эту статистику мы приведем во второй части статьи, когда будут проанализированы волшебные и др. сказки]. Давно назрела необходимость работы над изданием свода всего этого собрания, представляющего разные переселенческие и русскую старожильческую традиции. Но большая, скрупулезная и очень затратная по времени работа еще ждет своего исполнителя.
Интересный результат может дать сводка и публикация сказочных текстов, зафиксированных в пределах одного района, если текстов достаточное количество для того, чтобы сделать выводы по специфике репертуара, особенностям его бытования, и, главное, – специфике фольклорных традиций, нашедших отражение в текстах.
Такой материал дают сказки, зафиксированные в разные годы в Большеуковском районе Омской области. Сразу нужно сказать, что корпус достаточно солидный – 132 сказки.
Одним из первых сказочных собраний, относящихся к названной территории нужно считать фиксацию в 1950-х гг. (и один текст в 1970-х гг.) омским краеведом Иваном Семеновичем Коровкиным 38 сказок от одной исполнительницы Анастасии Степановны Кожемякиной. И хотя сказки были записаны в с. Красноярка Омского района области (где в последние годы жила исполнительница), они отражают фольклорную традицию бывшего волостного села Савиново, территориально относящегося к нынешнему Большеуковскому району [Козлова 2019; Козлова Каталог]
Большой сказочный «урожай» в пределах названного района был собран в 1951 г. участниками первой фольклорной экспедиции Омского педагогического института (ныне университет) под руководством Виктора Антоновича Василенко – 50 сказок от 17-ти исполнителей. Экспедиция работала в разных селах района.
В 1982 году членами очередной экспедиции ОмГПУ под руководством Н.К. Козловой было зафиксировано 12 сказочных текстов от семи исполнителей. В 2000 г. экспедиция ОРОО «Центр славянских традиций» «обнаружила» в с. Большие Уки своеобразного сказочника Павла Платоновича Плотникова, от которого было зафиксировано 36 сказок.
Нужно сказать, что все записанные сказки отражают в целом (за небольшим исключением) единую фольклорную традицию – традицию русского старожильческого населения Сибири.
История сел нынешнего Большеуковского района тесно связана с историей Московско-Сибирского тракта, для создания и обслуживания которого они в основном и создавались [Зензин 2018]. Перечислим села, где были зафиксированы сказочные тексты. Укажем время основания и характер основного населения (в скобках отметим год записи, количество текстов и исполнителей):
– Ангаслы
Год основания – 1911. Было основано белорусскими переселенцами [Зензин 2018, с. 26, 27]. Числится в списке исчезнувших деревень. К лету 1951 г. участники первой экспедиции уже застали д. Ангаслы в состоянии разрушения в связи с укрупнением колхозов. Основное население было переведено в д. Баслы. Члены экспедиции застали лишь 13 жителей из 5 семейств. (1951 г. – 3 сказки от Бакулина В. К.)
Большие Уки
Время возникновения –от 1773 до1745 г. [Яшин, Машкарин 1999, с. 20]. Русское старожильческое село, районный центр.
(1951 г. – 2 сказки от Корнеевой Е. Я.; 2000 г. – 36 сказок от Плотникова П. П.)
Верхние Уки
Время образования – 1797 г. [Яшин, Машкарин 1999, с. 20]. Русское старожильческое село.
(1951 г. – 1 сказка от Борисовой М. А.).
Караульное
Время основания – 1910. Основано белорусскими переселенцами [Зензин 2018, с. 24, 27]. Числится в списке исчезнувших деревень.
(1951 г. – 13 сказок: 11 – от Гальберштадта Я. Ф. и 2 – от Шкандратовой Н. А.).
Поспелово
Время образования – 1770 г. [Яшин, Машкарин 1999, с. 21]. Русское старожильческое село.
(1951 г. – 10 сказок: 2 – от Вишняковой А. Д., 1 – от Жирновского С. Н., 3 – от Осташенко А. М., 4 – от Каршиной А. С.).

1_Решетино.jpgРешетино

Решетино
Время основания варьируется от 1750 до 1782 [Яшин, Машкарин 1999, с. 21]. Русское старожильческое село (1982 – 2 сказки: одна от Терентьевой М. Ф., 1 – от Торобковой Е. С.)
Савиново
Время основания – первая половина XIX в. [Зензин, с. 17]. Русское старожильческое село. Бывший волостной центр. Ныне числится в списке исчезнувших деревень.
(1950-е гг. – 38 сказок – от бывшей жительницы и уроженки села Кожемякиной А. С.).
Становка
Время образования 1772–1777гг. [Яшин, Машкарин 1999, с. 21]. Русское старожильческое село.
(1982 г. – 9 сказок: 5 от Денисова А. П, 1 от Гондаруковой Е. Г., 1 от Никифоровой Е. Н., 2 от Кулябиной У. Ф.
Тарбажино
Время основания – Первая половина XIX в. [Зензин, с. 18]. Русское старожильческое село. Числится в списке исчезнувших деревень.
(1951 г. – 10 сказок: 1 – от Ивановой Н. И., 3 – от Куликова А. К., 3 – от Нефедовой Ф. С., 3 – от Нефедова Г. П.).
Форпост
Время образования указано с большим расхождением: от 1566 до 1741 гг. [Яшин, Машкарин 1999, с. 22]. Русское старожильческое село, бывший укрепленный форпост на тракте. В дальнейшем – богатое торговое поселение. Ныне – небольшая деревенька. (1951 г. – 9 сказок: 3 – от Кориковой П. С., 3 – от Черногородова И. А., 1 – от Корякиной Т., 2 – от Давыдовой А. М. ). (1982 г. – 1 сказка от Кузьминой Е. А.)
Чебурлы
Время основания – 1895 г. Частично освоено белорусами [Зензин, с. 22, 27]. В прошлом богатое переселенческое село. Были, видимо, переселенцы и из Курской губернии. Расформировано, примерно, в конце 1970-х гг. Ныне числится в списке исчезнувших деревень.
(1951 г. – 3 сказки от Михалева А. С.).

Исполнители

В материалах экспедиции 1951 г. сведения об исполнителях очень неполны (за небольшим исключением), в отличие от более поздних фиксаций (1982 и 2000 гг.), Но сказать о каждом человеке, от которого сказки зафиксированы, нужно. Расположим их в алфавитном порядке:

Бакулин Василий Константинович, 50 лет. Проживал в д. Ангаслы. О нем в материалах экспедиции сказано только, что пользуется большим уважением у односельчан. Во время гражданской войны воевал на стороне красных. Выступал на армейской сцене. Относится к типу исполнителя-балагура. Записаны его стихи собственного сочинения на тему сельской жизни, стихотворное произведение «Дед Пахом в столице в небесах летал на птице». Этот текст участниками экспедиции определен как сказка советской эпохи, хотя вряд ли это можно назвать сказкой (мы не включили его в общий перечень). Записано три сказки.
«Жена по-немецки заговорила» – бытовая сказка (ЭК-1/51, № 8) Ук.: А.VII.1.
«Про купца Иголкина (солдат и купеческая дочь)» – бытовая новеллистическая сказка (ЭК-3/51, № 9). Ук.: А*II.1.
«Про Ванюшу и жар-птицу» – волшебная сказка (ЭК-14/51, № 1).

Борисова Мария Александровна, 1905 г. р. Проживала в д. Верхние Уки. 1 сказка.
«Три брата» – волшебная сказка собственного сочинения (ЭК-5/51, № 5).
Вишнякова Александра Даниловна. В детстве жила на Украине. Сказки слышала от отца. В сборнике сказок 1982 г. [Сказки 1982, № 35] его составителем Т. Г. Леоновой сказано, что исполнительнице 61 г. и она родом с Украины. Но ее две сказки явно отражают местную традицию. Тем более, что версии этих же сюжетов мы встречаем в репертуаре А.С. Кожемякиной. Рассказала также быличку на сюжет «Повитуха в гостях у черта», который тоже распространен в Прииртышье.
«Пастух и черт (состязание с чертом)» – бытовая сказка (ЭК-3/51, № 1).Ук.: А.VIII.4.
«О дураках (вятских)» – бытовая сказка (ЭК-3/51, № 8). Опубл.: [Сказки 1982, № 35]. Ук.: А.IV.1.1.; 2; 5.1; 6; 7; 13.1.

Гальберштадт Яков Францевич 11 сказок.
Сапожник, кустарь-одиночка. 65 лет, по национальности чех. Оказался в Сибири во время первой мировой войны. Более подробные сведения о нем находим во вступительной статье В.А. Василенко к первому сказочному сборнику, составленному по материалам ФА ОмГПУ «Сказки, пословицы, загадки»: «В двух деревнях Большеуковского района в 1951 г. нам называли сказочника – сапожника «австрийца», который разъезжал по деревням этого района, обслуживая колхозников своим сапожным ремеслом. «Вот на него бы вам напасть, он бы вам наговорил сказок». Фамилии его никто назвать не мог. Через несколько дней в деревне Караульное мы действительно «напали» на след этого сапожника. Оказалось, что он совсем не австриец, а чех – Ян Францевич Гальберштадт. Как к нему прилепилось прозвище «австриец», он и сам объяснить не мог. Видимо, немецкая его фамилия явилась причиной такого прозвища. В качестве пленного он еще в период первой империалистической войны попал в Омскую губернию, женился на крестьянке Васисского района, принял русское подданство и так сжился с сибиряками, что его трудно отличить от коренных омичей. К сказкам он относится как к большому и важному искусству, охотно рассказывает их детям и взрослым. «Пускай и другие знают, что мы рассказываем», – говорит он.
Репертуар Гальберштадта самый разнообразный. Часть сказок он привез из Чехословакии, многие же почерпнул здесь, в северных районах области. Но установить различия между сказками русскими и теми, которые сказочник считает чешскими, очень трудно. Он, например, сказку «Наташа» считает чешской. Однако никакие национально-чешские элементы в ней особенно не проступают*. Его сказки являются лишь вариантами традиционных русских сказок.
Гальберштадт не отдает предпочтения ни одному из сказочных жанров. Он в равной мере любит сказку и волшебную, и сатирико-бытовую. Правда, сказок о животных у него очень мало. Некоторые его сказки можно отнести одновременно и к волшебно-фантастическим, и к сатирико-бытовым. Как-то сплетаются особенности этих двух жанров. В этом отношении особенно характерной является сказка «Сапожник и портной». В ней разворачивается образ корыстного, завистливого и неблагодарного сапожника. Но сказочник вводит столько фантастических персонажей, что и вся сказка начинает восприниматься как волшебная» [СПЗ, с. 13–14]. В блокноте ЭК-8/51 о нем сказано: «Из Чехословакии попал в Россию с 1914 г., был взят в плен. В Сибири с 1918 г. Сейчас у него советское гражданство. Ходит по деревням как сапожник. Рассказывал, когда шил сапог». Кроме сказок от него записано два бытовых рассказа (или бытовых анекдота) и одно предание о старухе и чертях.
[* На наш взгляд, волшебная сказка «Наташа» как раз имеет не русское, а европейское происхождение. Ее сюжет «Три орешка для золушки» хорошо это демонстрирует. Чешское происхождение имеет предание о том, как в д. «Описочной» старуха выиграла спор с чертями]
«Сапожник и портной» – волшебная сказка (ЭК-1/51, № 1). Опубл.: СПЗ. № 21.
«Наташа» – волшебная сказка (ЭК-1/51, № 3).
«Уговор – не сердиться» – бытовая сказка (ЭК-1/51, № 4). Опубл.: Сазки 1982, № 33. Ук.: А.I.2.
«Как мужик отомстил барину» – бытовая сказка (ЭК-1/51, № 5). Опубл.: СПЗ, № 14 Ук.: А.VI.1.
«Мышка-воришка и вор-воробей» – сказка о животных (ЭК-1/51, № 6) Опубл.: СПЗ, № 27
«Про Иванушку» – волшебная сказка (ЭК-1/51, № 7).
«Как три брата сгорели из-за лени» – бытовая сказка (ЭК-8/51, № 1). Ук.: А.II.1.
«Два брата» – волшебная сказка (ЭК-8/51, № 122).
«Про старика и старуху» – волшебная сказка (ЭК-8/51, № 127).
«Несостоявшиеся любовники или как женщина и ее муж наказывают несостоявшихся любовников» – бытовая сказка (ЭК-8/51, № 128). Ук.: А.VII.7.
«Как работник показал барину горе» – бытовая сказка (ЭК- 8/51, № 129). Ук.: А.II.8.

Гондарукова Елена Георгиевна
Родилась в 1923 г. в с. Становка Большеуковского района Омской области. Родители родились здесь же, дед – переселенец из Харьковской губернии. Русская, малограмотная. Работала в совхозе дояркой и на разных работах. В 1982 г. была уже на пенсии, жила одна.
«Марко богатый» – легендарная сказка (Эк-9/1982, № 56). Ук.: Б.3б.
От исполнительницы также записано также несколько быличек.

Давыдова Анна Матвеевна
Родилась в 1900 г. Работала сторожем на току в с. Форпост. Сказки от нее записаны собирателями ночью на току.
«Три сынка-соколка» – волшебная сказка (ЭК-10/51, № 1).
«12 разбойников» – волшебная сказка (ЭК-8/51, № 132).

Денисов Александр Павлович

2_Денисов Александр Павл.jpg

Денисов Александр Павлович

Родился в 1906 г. в с. Становка. Родители, деды и прадеды родились здесь. «Родились мы в крестьянстве, – говорил Александр Павлович, – жили единолично, землю пахали на конях, хлеб сеяли…» Русский, грамотный. Помнит приход белых в село. «Мальчишкой я был, помню - белые были, колчаковский отрывок. Они грабили, белые, отбирали у крестьян одёжу, убивали. В Форпосте 18 человек расстреляли партизан…» Когда в Становке начал организовываться колхоз, Александр Павлович, к этому времени уже женатый, уехал на Дальний Восток. Он говорил об этом так: «Когда загоняли в колхоз, уехал с женой на Дальний Восток. Не хотел вступать. Я не какой-то там кулак, а просто сын крестьянина, не хотел вступать в колхоз, как говорится…» Великая Отечественная война застала Денисова на Дальнем Востоке. «С первых дней войны меня забрали на фронт, а жена – семья – двое детей, остались в Якутии, в городе Томот». В 1944 г. его ранило, 8 месяцев пролежал в госпитале в Витебске. После госпиталя вернулся к семье, его комиссовали, «Думал отдохну, поеду врага добивать, но там местная власть не пустила, определили на работу. Работал я завхозом на кустпроме, потом - председателем артели инвалидов. В 1948 г. дало о себе знать ранение. Был направлен на лечение в Пятигорск. В это время жена продала дом и с детьми переехала на станцию «Невер» (от Тынды в 180 км). Александр Павлович работал там «старшим ремонтером». Жил на Баме до 1968 г. Затем вернулся на родину, в Становку. Жена умерла. Сейчас живет с бабушкой Ариной. Как он выразился: «Вот сейчас бабушку взял – хозяйство вести». Александр Павлович инвалид войны. Ранения дали осложнения на глаза, одного глаза нет, второй почти не видит.
В рассказах Александра Павловича тесно переплелось новое и старое. Рассказывая о старине, приводит параллели из современной жизни. Любит рассказывать о БАМе (так как провел там несколько лет своей жизни). Причем, это ему кажется интереснее, чем воспоминание о старине. Иногда он так разговорится, что очень сложно бывает вернуть его к интересующему нас вопросу. Все, что он рассказывал, старался изложить очень обстоятельно, по-своему обосновать, подчеркнуть, что он знает не меньше нашего, хотя и «не ученый». Рассказывая, увлекался, не любил, когда его просишь помедлить или подождать. «Успевай, – говорил, – я останавливаться не буду!» Кроме сказок, от Александра Павловича записаны также прибаутки, присказки, предания, частушки, описания календарных и свадебных обрядов, необрядовые песни, частушки. [Эк-9/1982, № 1-30. Зап. Козлова Н. К.].
«Нюрочка и бычок» – cказка о животных (Эк-9/1982, № 4).
«Конек-горбунок» – волшебная сказка (Эк-9/1982, № 1)
«Кому доить козу» – бытовая сказка-анекдот (Эк-9/1982, № 3). Ук.: А***4.
«Закопал нужду» – бытовая сказка (Эк-9/1982, № 6). Ук.: А.V.2.
«Солдат и глупый хозяин» – бытовая сказка (Эк-9/1982, № 2). Ук.: А.III.9.

Жирновский Степан Никифорович
Житель д. Поспелово.
«Хождение в Киево-печерские лавры» – бытовая новеллистическая сказка (ЭК-5/51, № 1). Ук.: А*I.1.

Иванова Нина Ефимовна.
В 1951 г. ей было 25 лет, жительница с. Тарбажино.
«Иван-царевич» – волшебная сказка (ЭК-4/51, № 1?)

Каршина Анисья Семеновна.
В 1951 г. ей было 59 лет. Родилась и проживала в Поспелово. Неграмотная. 3 бытовых сказки и 1 сказка-анекдот.
«Как муж наказал жену-прелюбодейницу» – бытовая сказка (ЭК-9/51, № 19). Ук.: А.VII.4.
«Мужик и черт (состязание с чертом)» – бытовая сказка (ЭК-10/51, № 62). УК.: А.VIII.5.
«Слепая невеста» – сказка-анекдот (ЭК-10/51, № 63). Ук.: А***2.
«Неуловимый любовник» – бытовая новеллистическая сказка (ЭК-10/51, № 64). Ук.: А*II.2.

Кожемякина Анастасия Степановна.
Родилась в 1888 г. в с. Савиново. Подробности ее биографии см. в соответствующей статье [Козлова Каталог]. И. С. Коровкиным в 1950-е гг записано от сказочницы 38 сказок. По словам самого собирателя, он записал 40 сказок, но наши разыскания позволили обнаружить только 39. Из них – одна быличка на сюжет «Повитуха принимает роды у жены мифического существа». Она опубликована в двух сборниках: Сказки 1973, с. 147–148 и Сказки, 1985, с. 121–122. Записана И. С. Коровкиным в 1975 г. Но так как она не является сказкой, мы ее в общий перечень не включаем. Остается названная цифра – 38. В ФА ОмГПУ хранятся рукописи 23 текстов. Из них 6 текстов нигде не публиковались. Коровкин пишет, что из записанных 40 сказок две трети – волшебные. Наши данные говорят о том, что волшебных сказок из 38 – только 21. Одна – богатырская. Одна – кумулятивная с шуточным сюжетом. Одна – о животных. И 14 сказок – бытовые.
1.«Ополон-царевич» – волшебная сказка. Зап. в 1953 г. (ФА ОмГПУ: Р-37 (К-20/53, № 1)). Опубл.: Сказки, 1968, с. 11–18; Сказки, 1973, с. 30–41; Сказки, 1979, с. 167–176.
2. «Водяной царь» – волшебная сказка. Зап. в 1954 (ФА ОмГПУ Р-39, № 4). Опубл.: Сказки 1968, с. 19–26; Сказки 1973, с. 41–50; Сказки 1981, с. 221–229.
3. «Бова-королевич» – волшебная сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1968, с. 27–37; Сказки 1973, с. 51–66.
4. «Мышье царство» – волшебная сказка. Зап. до 1968 г. (ФА ОмГПУ: Р-39, № 1). Сказки 1968, с. 45–53; Сказки 1973, с. 74–86.
5. «Ох» – волшебная сказка. Зап. в 1955 г. (ФА ОмГПУ: Р-39, № 5) Сказки 1968, с. 54–57; Сказки 1973, с. 86–92.
6. «Змей-царевич» – волшебная сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1973, с. 96–99.
7. «Алена-мудрена» – волшебная сказка. Зап. в 1953. (ФА ОмГПУ: Р-37 (К-20/53, № 2, К-21/53, № 1)). Опубл.: Сказки 1968 с. 84–92; Сказки 1973, с. 152–161; Сказки 1980, с.13–22.
8. «Суворушка» – волшебная сказка. Зап. в 1955 г. (ФА ОмГПУ: Р-39, № 2 (и не до конца в Р-37 (К-19/53, № 3)). Опубл.: Сказки 1973, с. 11–29; Лит. музей 2017, с. 16–26.
9. «Козлы» – волшебная сказка. Зап. 1955 г. (ФА ОмГПУ: Р-39, № 6) Сказки 1968 с. 66–69; Сказки 1973, с. 105–110.
10. «Сущая правда» – волшебная сказка с элементами бытовой. Зап. в 1955. (ФА ОмГПУ: Р-39, № 8.)
11. «Про Ивана-царевича» – волшебная сказка. Зап. в 1957 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 9). Опубл.: Сказки 1968 с. 38–44; Сказки 1973, с. 66–74.
12. «Марфа-царевна и девка-шолухавка» – волшебная сказка. Зап. в 1957 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 11)
13. «Как Марфа-царевна была стегана кнутом» – волшебная сказка. Зап. в 1957 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 12)
14. «Волк-посконный хвост» – волшебная сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1968 с. 61–65; Сказки 1973, с. 99–104.
15. «Мишка-кошкин сын» – волшебная сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1968 с. 76–79; Сказки 1973, с. 118–122.
16. «Мишкино счастье» – волшебная сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1968 с. 80–83; Сказки 1973, с. 123–129.
17. «Орел Орлович» – волшебная сказка. Зап. в 1958 г. Опубл.: Сказки 1973, с. 92–96; Сказки 1981, с. 256–260.
18. «Про Василия и Марфу-царевну» » – волшебная сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1973, с. 129–134.
19. «Поток Михайло-сын Иванович» – богатырская сказка. Зап. в 1955 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 4). Опубл.: Сказки 1968 с. 70–75; Сказки 1973, с. 110–117.
20. «Фома Берников (стельный поп)» – бытовая сказка. Зап. в 1955 г. (ФА ОмГПУ: Р-39, № 7). Опубл.: Сказки 1973, с. 139–141. Ук.: А.I.1.
21. «Хитрый Васька (племянник-плут» – бытовая сказка. Зап. в 1955 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 1). Опубл.: Сказки 1973, с. 134–138. Ук.: А.III.2.
22. «Два брата (циничная находчивость)» – бытовая сказка. Зап. в 1956 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 2). Опубл.: Сказки 1973, с. 143–146. Ук.: А.II.2.
23. «Шут» – бытовая сказка. Зап. в 1956 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 3). Ук.:А.III.4.
24. «Ванька-дурак (набитый дурак)» – бытовая сказка. Зап. в 1956 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 5). Опубл.: Сказки 1968 с. 96–98; Сказки 1973, с. 165–168; Сказки 1985, с. 162–165. Ук.: А.IV.16.
25. «О трех братьях (младший брат-дурак, мертвая мать и разбойники)» – бытовая сказка. Зап. в 1956 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 6). Ук.: А.II.3; А.IV.15 – «Покупки дурня»
26. «Как черт мужику помог» – бытовая сказка. Зап. в 1956 г. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 8). Ук.: А.VII.2.
27. «Сингей-попович (состязание с чертом)» – бытовая сказка. Зап. в период с 1953 по 1957 гг. (ФА ОмГПУ: Р-40. После № 20). Опубл.: Сказки 1973, с. 141–143; Сказки 1985, с. 96–97. Ук.: А.VIII.6.
28. «Умная дочь» – новеллистическая сказка. Зап. в 1953 г. (ФА ОмГПУ: Р-37 (К-19/53, № 1)). Опубл.: Сказки 1968 с. 93–95; Сказки 1973, с. 161–165. Ук.: А*IV.1.
29. «Как кузнец попов топил» – бытовая сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1968 с. 99–101. Ук.: А.VI.6.
30. «Про разбойников (сватовство разбойников (жених)» – бытовая новеллистическая сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1968 с. 104–106; Сказки 1973, с. 148–152. Ук.: А*III.2.
31. «Про дураков (о вятских)» – бытовая сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1973, с. 168–170. Ук.: А.IV.1.2.;2; 3; 5; 7.
32. «Смоляной поп» – бытовая сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1973, с. 170–171. Ук.: А.VII.6.
33. «Жихорка» – волшебная сказка. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1973, с. 171–174.
34 «Как лиса волка обманула» – сказка о животных. Зап. до 1968 г. Опубл.: Сказки 1973, с. 174–175.
35. «Бабушкино горе» – кумулятивная сказка шуточного содержания. Зап. в 1956. (ФА ОмГПУ: Р-40, № 7). Опубл.: Сказки 1968 с. 102–103.
36. «Фёдор-коровин сын» – волшебная сказка. Зап. в 1970 г. Опубл.: Сказки 1977, с. 11–17; Леонова 2014-I, с. 282–285.
37. «Как хохол быка в ученье отдал» – бытовая сказка. Но о ней только упоминание во вступительной статье И. С. Коровкина к сборнику: Сказки 1973, с. 8. Самого текста пока не обнаружено.
38. «Иван и его Лебедушка-жена» – волшебная сказка. Год записи не установлен. Опубл.: Лит. музей 2017, с. 27–32.

Корикова Прасковья Степановна.
Родилась в 1902 г. Работала уборщицей в Форпостовской школе. В блокноте ЭК-2/51 о ней сообщено следующее: уроженка Минской губ. По ее словам, их семья была сослана в Сибирь в 1910 г. Сказки она знала давно и любила их рассказывать детям. «Только их как рассказывать, – говорила она, – сделашься как пьяный, голову разморит…». Сын ее в 1951 г. был в армии. Зная охоту матери к сказкам, присылал ей нарисованные им сказочные картинки. Например, прислал картинки к сказкам «Медвежье ушко» (колдун с длинной бородой), Иван-царевич с Еленой Прекрасной на сером волке и др. Картинки эти были развешаны на стенах, и при рассказывании сказок Прасковья Степановна указывала на них как на наглядные пособия. Собиратели вспоминали: «На улице нас встретили ребятишки и сообщили о ней как о сказочнице и с восторгом говорили о картинках в ее доме».
Записано 2 волшебных сказки и одна быличка – сюжет о том, как жена превратила мужа в собаку и как он потом ее наказал. Собиратели определили его как сказку, хотя это быличка, несмотря на то, что сюжет учтен в СУС (ЭК-1/51, № 9).
«Медвежье ухо» – волшебная сказка (ЭК-2/51, № 7). Опубл. – СПЗ, № 9.
«Про Еруслана Лазаревича» – волшебная сказка (ЭК-2/51, № 8). Опубл. – СПЗ, № 10.

Корнеева Елизавета Яковлевна.
В 1951 г. ей было 68 лет. Коренная жительница Больших Уков. В блокноте [ЭК-7/51] о ней следующая информация: «Когда-то были с мужем раскулачены и сосланы за болото. Один односельчанин о ней сказал: «Она рассказулек много знат». Но записано всего 2 сказки, легендарная и бытовая.
«Участь» – легендарная сказка (ЭК-7/51, № 26). Ук.: Б.1.
«Как мужик рассорил мужа с женой» – бытовая сказка (ЭК-7/51, № 27. Ук.: А.VIII.1.

Корякина Татьяна.
Сведений о ней в материалах 1951 г. нет. Участники экспедиции отметили только, что она сама принесла записанную ею по памяти сказку. Запись безграмотная, но в таком виде она и была переписана в блокнот под названием «Сказка ис стариный эпохи»
«Сказка ис стариный эпохи» – волшебная сказка (ЭК-2/51, № 11).

Кузьмина Елизавета Андреевна.
Родилась в 1929 г. в д. Орловка Большеуковского района Омской области. Мать из России, откуда точно не помнит, т. к. мать умерла, когда ей было восемь лет. У нее 5 сестер, 4 брата. До пенсии работала санитаркой. Окончила 4 класса. Русская, неграмотная. На момент экспедиции проживала в Форпосте. Кроме сказки, от нее записаны также частушки.
«О том, как мужик с Богом обедал» – легендарная сказка (Эк-10/1982, № 130). Ук.: Б.2.

3_Кулябина У.Ф..jpg

Кулябина У. Ф.

Родилась в 1914 г. в д. Романовка Большеуковского района Омской области (в 60 км от Становки, ныне расформирована.)
«Романовка большая деревня была. Два колхоза там было. Из Рязанской области там люди были. У нас много гармонистов было, весёла деревня была. А из-за болота разъехались. Она была от Тюменской области в 8 км. Дорог не было, выезда не было. Домов 170 было, а сейчас лет семь уж как разъехались все».
Родители Ульяны Федоровны – переселенцы из Рязанской области, из д. Мишутино. «Родители по железной дороге сюда перебирались. Я-то от родителей маленькая осталась, пяти лет, это я уж от свекрови слышала все».
«Отец с матерью у меня умерли от тифа. Остались мы: сестра – невеста, я, да двое братьев маленьких. А потом уж брата одного за шабур убили, второй на фронте погиб. Я в сиротстве жила, тяжело было…»
В Романовке вышла замуж по любви. Но после войны муж умер «от тяжелых ран». «Вот теперь 25 лет уж без мужа живу. И из детей один сын остался, да и тот сейчас в больнице лежит. А четверо их у меня было. Один сын уже взрослым помер, семья, дети остались. А мальчик и девочка еще маленькие умерли». Ульяна Федоровна – малограмотная. «Я самоучка. Читаю помаленьку. В школе техничкой работала - научилась. Раньше сама мужу письма на фронт писала, а теперь-то и писать уж не стала…»
Русская. С 1961 г. живет в с. Становка.
Ульяна Федоровна – мастерица на все руки: вяжет, вышивает, ткет. В доме стоит ткацкий станок «красна». Ткет сейчас половики. Половики ей заказывают жители Становки. Ткет из старых ниток, тряпок. Вяжит рукавицы, носки и т. д. «Раньше-то и холсты ткали и вышивали разными узорами. Я бывало все приглядывалась: где какой узор новый увижу – перейму, запомню. Кто как прядет - тоже смотрела, училась. Так и научилась…»
Женщина она словоохотливая, рассказывает с удовольствием, встречает всегда приветливо. У нее чистый приятный голос, любит петь, спела мне все, что знала. «Я сама была песельница. Бывало, начинала я, а теперь все уж забыла…» [Собиратель Н. К. Козлова]
«Находчивый солдат и разбойники» – новеллистическая сказка (Эк-9/1982, № 55). Ук.: А*III.3.
Марко богатый и Василий Бесчастный– легендарно-волшебная сказка (Эк-9/1982, № 57). Ук.: Б.3г.
Кроме сказок записаны былички, календарные и свадебные обрядовые песни, необрядовая лирика, заговор, бытовые рассказы и рассказы о календарных и семейно-бытовых обрядов.

Михалев Афанас Сидорович.
Родился в Чебурлах в 1864 г. 3 бытовых сказки.
«Как я обманул цыгана (кому достанется еда)» – бытовая сказка (ЭК-5/51, № 9). Ук.: А.III.8.
«Хвастливый хохол (тип сюжета «Стельный поп (мужик)» – бытовая сказка (ЭК-5/51, № 10). Ук.: А.I.1.
«Как вятские церковь покупали» – бытовая сказка (ЭК-6/51, № 267а). Опубл.: СПЗ, № 31. Ук.: А.IV.14.1

Нефёдов Григорий Петрович.
Родился в 1900 г. Жил в Тарбажино. Из блокнота В. Назаровой и О. Свешниковой: «В лесу у костра. Утро. Холодно от росы. Недалеко от нас пасется стадо. Костер разгорается все сильнее. Петр Григорьевич подкладывает хворост, а сам не торопясь, потихонечку начинает рассказ о лесах, в которых когда-то скрывались кулаки… Зверей было много всяких… И постепенно переходит к сказке». 3 бытовых сказки.
«Сказка о попе (опасный работник)» – бытовая сказка (ЭК-11/51, № 62). Ук.: А.I.3.
«Сказка о колдуне (как поручаться за жен)» – бытовая сказка (ЭК-11/51, № 63). Ук.: А.VII.5.
«О бедном и богатом («Ворожка»)» – бытовая сказка (ЭК-11/51, № 64). Ук.: А.II.7.

Нефёдова Федосья Семеновна.
1899 г. р.Жила в Тарбажино. Жена Нефёдова Г. П. «…Ох, и перенесла же я горюшка, рассказывала она о себе, – кака же ета жись была, всё сирота, никого-то не было у меня, ни тяти, ни мамы… всё горе да слёзы. А когда запою, ровно легче маленько станет…». Собиратели вспоминали: «Впервые мы услышали о Федосье Семеновне от группы женщин д. Тарбажино. Это было вечером 14 августа <…>. “Да их надо бы к Спасихе, она бы им уж напела свои-то”, – сказала одна из женщин. “Вы к Спасихе сходите. Она вам напоёт, у нее ведь все по-другому, по-своему. Холера ее и знат, откуда она чё и берет?! Всё перевернет, глядишь, а песня-то поется уж по-спахиному…”, – вторила ей другая. На следующий день мы были уже у Федосьи Семеновны. Многое она рассказала о себе. Говорила: “Всю жизнь в Сибири. Родилась здесь, выросла здесь и сейчас вот здесь живу”. Когда мы ее спросили, училась ли она в школе, она ответила так: “Какая уж там учеба. Хоть бы так-то прожить было тогда”. Рассказывала, что с детства любила петь песни: “Услышу где новую песню, и западет она сразу мне в душу, пока не научусь, не запою, всё буду про нее думать”» [ФА ОмГПУ: ЭК-11/51. № 81].
Записаны необрядовые песни. Три бытовые сказки.
«О вятских» – бытовая сказка (ЭК-8/51, № 51).Ук.: А.IV.1.3.; 8, 10, 11, 12.
«Вруша» – бытовая сказка (ЭК-11/51, № 54).Ук.: А.III.7.
«Муж, жена и жулик (Кто кого пережмурит; Гуска и юбка узка)» – бытовая сказка (ЭК-11/51, № 55). Ук,: А.III.1; А***1.

Никифорова Екатерина Николаевна.
Родилась в 1909 г. в Больших Уках. По национальности русская. Родители её сначала жили в с. Шорино, потом переехали в Большие Уки, в каком году не помнит. В с. Становка Екатерина Николаевна прожила 52 года. Неграмотная. У неё 2 дочери. Сказки постоянно рассказывала своим внукам. рассказывает сказки.
Записана одна сказка, а также предания и былички [Эк-13/1982, № 131–135].
«Нюрочка и бык» – сказка о животных с элементами волшебной (Эк-13/82, № 135)

Осташенко Анна Михайловна. 
1876 г. р . Жила в Поспелово. 3 сказки.
«Падчерица» – волшебная сказка (ЭК-5/51, № 2).
«Хитрая лиса» сказка о животных (ЭК-5/51, № 3). Опубл.: Сказки 1982, № 1
«Нужда (в сюжете «Чертова мать»)» – бытовая сказка (ЭК-5/51, № 4 ). Ук.: А.V.1; А.VIII.3.

Плотников Павел Платонович.
К Павлу Платоновичу я пошла по «наводке» членов экспедиции. Сказали, что он – хороший сказочник, у него уже были, но все сказки у него неприличные. Со мной пошла Малиновская Алена. Ныне – она руководитель отдела русской традиционной культуры ГЦНТ Омской области, а тогда ей было 20 лет, и она в течение всего собирательского сеанса стойко переносила все речевые «картинки» рассказчика. А «картинок» этих было великое множество: многие из рассказанных им сказки – соромные или, как любят говорить сами исполнители, – «скоромные». Это название я сохранила и в определении жанра, хотя «соромность» есть практически в каждом сказочном тексте.
Родился Павел Платонович в 1926 году в д. Боково Викуловского района нынешней Тюменской области. По национальности чуваш. Родители приехали из Чебоксар. «В Боково я один чуваш был и то убежал от их», – это он имел в виду свой переезд в Большеуковский район. «Вот уже 30 лет здесь живу. Там школы нет, ребятишек учить негде было. Доучатся до 7 класса, а в Викулово пойдут, их до января доучат – и всех выгоняют. Плохие учителя были». «В Боково все русские, «чалдоны» их звали». Хоть он позиционировал себя как чуваш, но говор у него – старожильческий. Это и понятно, так как родился и вырос в старожильческом селе. Неграмотный. Работал шофёром, трактористом, в молодости, еще до женитьбы, – шахтером (не уточнили, где работал на шахте). Его жена, если я правильно поняла, тоже родилась в Боково в 1929 году, там же, как и он, крестилась. Родилось у них семеро детей. О своем сегодняшнем состоянии с горечью сказал: «Господь судьбы-то не дал, окалечило меня. Укол в больнице – и парализовало шесть лет назад. Сын приехал с Воронежа ухаживать за стариками. Пришлось ему даже с женой разойтись…» «75 лет прожил… Ладно, сын за мной ходит: варит-парит, одевает, обувает. И бабушка тоже не может. У бабушки так болесь, а у меня так да вот так: пальцы не работают, и ноги не робят. Вот у меня рука не робит, нога не робит и глаз не робит…» [см. ЛА Козловой Н.: МПР 2000: АК-2А, № 6].
Но, несмотря на инвалидность, интереса к женщинам не потерял и чувства юмора тоже не потерял. Понравилась ему в нашем экспедиционном отряде Лена Ефремова (Елена Михайловна Чешегорова), вспоминал о ней, рассказывая сказки: «Оне не стали, те девки-то записывать. Одна только была, красивенька така, говорит: «Я маленько их постаре». А те не стали записывать <…>. И так вот я вот эту сказку-то хотел рассказать, как почту-то носил, а они не стали писать – убежали. И парень с ними один был – с косичками. Но тот парень-то писал, тоже какой-то стеснительный был [ЛА Козловой Н.: МПР 2000см. АК-1Б, № 40]. Во время разговора зашли наши фольклористы вместе с Леной Ефремовой. Я смеясь спросила: «Это про нее Вы говорили?» – «Вот про нее». И тут же перед ней воодушевился и стал рассказывать «скоромные прибаутки» [ЛА Козловой Н.: МПР 2000: АК-1Б, №№ 41, 42]. Лена Ефремова стала прощаться: «До свиданья, дядя Паша, мы пошли» Я засмеялась: «Стыдно им стало слушать». Он к Лене: «Постой-ка, я об тебе так соскучился! Была б у меня така невеста, как Вы. Я бы чё – в две смены бы пахал». Присутствующий при нашем общении сосед решил перевести разговор в приличное русло: «Всю ночь бы сказки рассказывал». Павел Платонович: «Дак чё, девка-то хороша, сказки бы рассказывал про поросёнка-годовика – всё бы рассказывал. Ты уж, доченька, не сердись на деду-то, на шутки да всё». Ясно, что «скоромные» небылицы рассказал специально, чтобы раззадорить Лену, поозорничать: мол, вам сказки нужны – так вот, слушайте! Недаром в конце назвал ее «доченькой» и попросил не сердиться «на деду» и на его шутки.
На вопрос, откуда он знает сказки, сказал: «Везде же я бывал, в командировках бывал, в шахтах бывал, на курортах бывал. Везде-то ловишь и рассказывашь».
1.«Как я почту в войну носил» – бытовая новеллистическая сказка (ЛА Н. Козловой: МПР-2000, СС-8. 2000, № 1. АК-1Б, № 34. Зап. Н. К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П. П. Плотникова). Ук.: А*I.2.
2. «О глупой барыне и её сыне» – бытовая сказка
(ФА СКЦ: МПР 2000 АК-258, № 2. Зап. Чешегорова (Ефремова) Е. М., Янова Н. в с. Большие Уки от Плотникова П. П.). Ук.: А.VI.2, 3.
3. «С того света выходец» – бытовая сказка (ФА СКЦ: МПР 2000 АК-258, № 3. Зап. Зап. Чешегорова (Ефремова) Е. М., Янова Н. в с. Большие Уки от Плотникова П. П.). Ук.: А.III.3.
4. «Находчивый работник у жадного попа» – бытовая сказка (ЛА Козловой Н.: МПР-2000, СС-8, 2000, № 6. АК-2А, № 5. Зап. Н. К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П. П. Плотникова ). Ук.: А.I.5.
5. «Беспечальный монастырь» – бытовая сказка (ЛА Козловой Н.: МПР-2000, СС-8, 2000, № 8. АК-2А, № 12. Зап. Н. К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П. П. Плотникова). Вариант: ФА СКЦ: МПР-2000. АК-259, № 3. Зап. Янова Н. Ук.: А.VI.5.
6. «Как жестокий барин на том свете мается» – бытовая сказка (ЛА Козловой Н.: МПР-2000, СС-8, 2000, № 9. АК-2А, № 13. Зап. Н. К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П. П. Плотникова). Вариант: ФА СКЦ: МПР 2000 АК-262А. Зап. Ефремова Е. от Плотникова П. П. Ук.: А.VI.4.
7. «Как черт мужика обманул» – бытовая сказка (ЛА Козловой Н.: МПР-2000, СС-8, 2000, № 10. АК-2А, № 14. Зап. Н. К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П. П. Плотникова). Ук.: А.VIII.2
8. «О трех умных и одном глупом братьях (младший брат-дурак, золото из дуба, разбойники)» – бытовая сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-261. Зап. Ефремова Е. от Плотникова П. П.). Вариант: ФА СКЦ: МПР 2000, АК-273А-Б. Зап. Киселева Н. от Плотникова П. П. Ук.: А.II.4.
9. «О бедном и богатом братьях» – бытовая сказка (ФА СКЦ: МПР 2000, АК-273А-Б. Зап. Киселева Н. от Плотникова П. П.). Ук.: А.II.5.
10 «Как в церкви благостят» – бытовая сказка (ФА СКЦ: МПР 2000, АК-273А-Б. Зап. Киселева Н. от Плотникова П. П.). Ук.: А.III.10.
11. «Петухан Петуханский и Лапоть Лаптинский» – бытовая сказка (ФА СКЦ: МПР 2000, АК-273А-Б. Зап. Киселева Н. от Плотникова П. П.). Ук.: А.III.11.
12. «Каша из топора» – бытовая сказка (ФА СКЦ: МПР 2000, АК-273А-Б. Зап. Киселева Н. от Плотникова П. П.). Ук.: А.III.12.
13. «Как мужик гуся делил» – бытовая сказка. (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-259, №. 2. Записала Янова Н.). Ук.: А*IV.2.
14. «Кто на свете всех жирнее?» – бытовая сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-259, №. 4. Записала Янова Н.). Ук.: А*IV.3.
15. «Как жена по-немецки заговорила» – бытовая сказка (с соромным мотивом) (ЛА Козловой Н.: МПР-2000, СС-8, 2000, № 5. АК-2А, № 4. Зап. Н.К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П. П. Плотникова). Ук.: А.VII.1.
16. «О «рыбном» дне»» – сказка-анекдот (ЛА Козловой Н.: МПР-2000, СС-8, 2000, № 14. АК-2Б, № 46. Зап. Н. К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П. П. Плотникова). Ук.: А***3.
17. «Байка про солдата» – сказка-анекдот (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-261. Зап. Ефремова Е. от Плотникова П. П.). Ук.: А***5.
18. «Игра слов» – соромная сказка (ЛА Козловой Н. МПР-2000, СС-8, 2000, № 3. АК-1Б, № 39. Зап. Н. К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П. П. Плотникова). Вариант: ФА СКЦ: МПР-2000. АК-258, № Зап. Чешегорова Е.М., Янова Н. Ук.: А**1.
19. «Как женщина черта перехитрила» – соромная сказка (ЛА Н. Козловой. МПР-2000, СС-8, 2000, № 4. АК-1Б. № 43. Зап. Н. К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П.П. Плотникова). Ук.: А**2.
20. «Солдат и черти» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР 2000, АК 273. Зап. Киселева Н. от Плотникова П. П.). Ук.:А**3.
21. «О глухом и слепом» – соромная сказка (ЛА Н. Козловой Н.: МПР-2000, СС-8, 2000, № 11. АК-2Б, № 34. Зап. Н. К. Козлова, А. Малиновская в с. Большие Уки от П. П. Плотникова). Ук.: А**4.
22. «Как поп объягнился» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-258, № 10. Зап. Чешегорова Е. М., Янова Н. Ук.: А**5.).
23. «Что на поле выросло» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-258, №. 12. Зап. Чешегорова Е. М., Янова Н.). Ук.: А**6.
24. «О поповой дочке и работнике» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-26. Зап. Чешегорова Е (Ефремова) от Плотникова П. П.)). Ук.: А**7.
25. «О барыне с пышной грудью и солдате» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-261. Зап. Чешегорова Е (Ефремова) от Плотникова П.П.)). Ук.: А**8
26. «Солдат и хозяйка» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-261. Зап. Чешегорова Е (Ефремова) от Плотникова П. П.)). Ук.: А**9.
27. Кто отца будет кормить – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-261. Зап. Чешегорова Е (Ефремова) от Плотникова П. П.)). Ук.: А**10.
28. «Дунькино холодило» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-262. Зап. Чешегорова Е (Ефремова) от Плотникова П. П.). Ук.: А**11.
29. «Кому позолотить» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-262. Зап. Чешегорова Е (Ефремова) от Плотникова П. П.). Ук.: А**12
30. «Немая скотиняга» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-262. Зап. Чешегорова Е (Ефремова) от Плотникова П. П.). Ук.: А**13.
31. «Про зайца и лису» – соромная сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-262. Зап. Чешегорова Е (Ефремова) от Плотникова П.П.) Вариант (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-261Зап. Чешегорова Е.М. (Ефремова) от Плотникова П. П.). Ук.: А**14.
32. « Кот-Котофеич» – сказка о животных (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-261). Зап. Чешегорова Е.М. (Ефремова) от Плотникова П. П.).
33. «Об Илье Муромце и Святогоре» – богатырская сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-258, №. 10). Зап. Янова Н., Киселева Н., Чешегорова Е. от Плотникова П. П.
34. «Илья Муромец Соловей-разбойник» – богатырская сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-258, №. 11). Зап. Янова Н., Киселева Н., Чешегорова Е. от Плотникова П. П.
36. «Как Илья Муромец исцелился» – богатырская сказка (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-258, №. 12). Зап. Янова Н., Киселева Н., Чешегорова Е. от Плотникова П. П.
36. «Огниво» - пересказ сказки Андерсена (ФА СКЦ: МПР-2000. АК-261) Зап. Чешегорова Е.М. (Ефремова) от Плотникова П. П.).
Кроме сказок от Павла Платоновича записаны бытовые рассказы и информации, поверья, прибаутки, былички, небылицы.

Терентьева Мария Федоровна.
К сожалению, биографические сведения о Марии Федоровне утеряны в архиве вместе с блокнотом ЭК-11/1982. Запись шла в с. Решетино. Кроме легендарной сказки от нее записаны также былички, необрядовые и обрядовые песни [Эк-10/1982, № 181-186,187,191,193,194,196. Зап. Козлова Н.К.]
«Марко-богатый» – легендарная сказка (Эк-11/1982, № 210; Маг-3/82, № 27) Ук.: Б.3в.

Торобкова Екатерина Семеновна.
Родилась в 1909 г. в д. Решетино. Деда и прадеды из России (откуда именно не помнит). В Сибирь были сосланы на каторгу. По национальности русская. Умеет немного читать и писать. До сих пор любит и поёт песни, рассказывает сказки. Кроме одной сказки записаны две игровые песни.
«Брат и сестра» – волшебная сказка (Эк-13/1982, № 152)

Черногородов Иван Андреевич.
Родился в 1887 г., житель Форпоста. «И. А. Черногородов – бодрый и весьма веселый старик, – пишут собиратели, – говорит всегда с оттенком юмора. При рассказе то и дело подталкивает левым локтем собеседника, как бы проверяя, слушают ли его. Правой руки у него нет: он ее потерял во время работы на молотилке. В селе его зовут просто «безрукий». Грамотой не владеет. О намерении овладеть грамотой в детстве он так рассказывает: “Отец нам не давал в школу ходить. Вот уехал на охоту, а нас трое братьев, решили в школу идти. Мать не пускает: “Вот отец приедет, он вам даст школу”. Отец вернулся, взял двоехвостку и давай драть: “Вот вам школа”. Так и кончилась наша грамота. Девчат в школу не пускали, чтоб не писали женихам письма. Из восьми братьев у нас один научился расписываться, когда был в армии до Германской войны”. В период русско-германской войны И. А. Черногородов был в германском плену. Из плена вернулся домой в Форпост в 1918 г. Говорит, что в Москве видел Ленина и слышал, что Ленин призывал бороться за свою власть. В 1919 г. в сентябре месяце Иван Андреевич был участником форпостовского восстания против колчаковского набора в армию. Сейчас живет в своем доме с супругою. В доме идеальная чистота. По сибирскому обычаю доски все тщательно выскоблены ножом. Хозяева чистого дома гостеприимны, и у них часто бывают заезжие из района и области». Записаны две бытовые и одна волшебная сказки.
«Сказка о Матрошиле» – бытовая сказка (ЭК-2/51, № 10). Опубл.: СПЗ, № 18.
«Сынок-голубок» – волшебная сказка (ЭК-2/51, № 12). Опубл.: СПЗ, № 8
«Барин и мальчик» – легендарная сказка (ЭК-2/51, № 13). Опубл.: СПЗ, № 15

Шкандратова Надежда Алексеевна.
1925 г. р. Запись шла в с. Караульное. Две бытовые сказки.
Можно только сказать, что, судя по логичному построению повествования, по применению сказочных концовок в них, возвращающих слушателей в реальное время, Надежда Алексеевна, видимо, умела рассказывать сказки. Эти две записанные – не случайность в ее репертуаре. Жаль, что собиратели ее не «раскрутили» с этой стороны.
«Про хитрого работника» – бытовая сказка (ЭК-5/51, № 7).
«Богатый и бедный братья» – бытовая сказка (ЭК-5/51, № 8).
Итого 26 исполнителей. Из них – 8 мужчин и 18 женщин.

В жанровом отношении из 132 записанных сказок 38 волшебных, 6 – о животных, 4 богатырских, одна кумулятивная, 6 легендарных, 76 бытовых и один пересказ литературной сказки.
Как видим, бытовые сказки в репертуаре сказочников района преобладают. Сразу нужно оговориться, что к бытовым в данном случае мы относим новеллистические, так как выделить их в самостоятельную группу не позволяет их бытовое содержание. Но преобладание новеллистического характера мы отмечаем. Таких сказок из общего количества бытовых – шесть. К бытовым по своему характеру относятся и так называемые «соромные» сказки. Сами сказочники называют их «скоромными», «похабными». Традиция бытования таких сказок зафиксирована от П. П. Плотникова. Их в представленном собрании – 14. И, наконец, сказки-анекдоты. Выделить их в отдельную жанровую группу будет, видимо, неправильно, так как они имеют ту же основу, что и бытовые сказки. Кроме того, алогизм содержания собственно бытовых сказок в целом тоже имеет анекдотический характер. Другое дело, – с какой целью они рассказываются. В сказках-анекдотах на первое место выносится сама анекдотическая, вызывающая смех ситуация (это и определяет их бытование), а разоблачение человеческих пороков играет подчиненную роль. В нашем материале мы выделили всего четыре таких сказки.
О преобладании бытовых сказок над волшебными в записях века XX уже писал в предисловии к первому фольклорному сборнику Омской области [СПЗ] В. А. Василенко: «Применительно к Сибири, – писал он, – считали, а некоторые и сейчас считают, что основным сказочным жанром здесь является волшебно-фантастическая сказка. Это мнение высказывали в свое время Н. М. Ядринцев, В. Г. Короленко, собиратель народной поэзии А. В. Гуревич и другие. Но в Омской области в наши дни [1950-е гг. – Н.К.] мы не нашли подтверждения этому мнению. Если предпочтение долгих фантастических сказок и было характерным для сибирских сказочников, то только в прошлом. Об этом мы можем судить <…> по составу записываемых сказок» [СПЗ, с 14]. Василенко отмечал, что «в общем составе сказок Омской области 2/3 занимают бытовые» [там же]. Материалы Большеуковского района подтверждают сказанное В. А. Василенко.
Представление о содержании бытовых сказок, бытовавших в Большеуковском районе, дает составленный нами указатель сюжетных ситуаций и сюжетов, помещенный в приложении к статье.
Итак, по своему содержанию бытовые сказки Большеуковского района в целом представляют единую традицию. Выделить какую-то особинку в текстах тех исполнителей, которые по своему происхождению являются потомками поздних переселенцев Сибири, не представляется возможным (см., например, сказки У. Ф. Кулябиной, которая родилась и молодость провела в д. Романовка, основанной переселенцами из Рязани; сказки А. Д. Вишняковой, которая родом с Украины. Несмотря на то, что собиратели отметили, что сказки она слышала от отца, ее две бытовые сказки отражают традицию местную и даже по содержанию имеют варианты в репертуаре других сказочников).
Сказочник Я. Ф. Гальберрштадт, по происхождению чех (см. выше его биографию), говорил собирателям, что часть сказок он знает еще из Чехословакии. Это, на наш взгляд, касается его волшебных сказок (например, сказка «Наташа» имеет сюжет типа «Три орешка для Золушки»), но не бытовых. Более того, именно в его репертуаре мы встречаем сказки социальной направленности, которые в меньшей степени предлагали другие исполнители.
По своему содержанию бытовые сказки, зафиксированные в селах Большеуковского района, разрабатывают практически все темы, характерные для русской бытовой сказки. Это, в первую очередь, осуждение людских пороков: лени, алчности (жадности), глупости, прелюбодеяния и проч.
Сказок, отражающих сословное социальное неравенство, всего две. Это сказка Я. Ф. Гальберштадта «Как мужик барину отомстил» [Указатель А.VI.1], рассказывающая о том, как работник наказал заносчивого барина, и сказка П. П. Плотникова «Как жестокий барин на том свете мается» [Указатель А.VI.4], название которой говорит само за себя. Возможно, это объясняется выветриванием подобных сюжетов из репертуара сибиряков, не знавших крепостного права. Зато есть большой пласт сказок, в которых жадный и несправедливый по отношению к своим работникам хозяин попадает в сложные для него ситуации и остается в дураках [А.I.2, 3]. Во многих сказках высмеиваются попы, попадьи, поповские дочери. Часто сказка жестока по отношению именно к этому сословию [А.I.1; А.I.5; А**1; А**5, 11, 12, 13].
Внушительная часть сказок осуждает такой человеческий грех как прелюбодеяние. Женщина, как правило, в таких сказках предстает хитрой и циничной по отношению к своему ничего не подозревающему мужу. Она старается спровадить мужа из дома при первом удобном случае, она не готовит мужу, но готовит разносолы любовнику, трогательно заботится о любовнике, а не о муже. Но интересно, что сказка в большинстве случаев не наказывает ее жестоко, а только разоблачает (возможно, предполагая, что возмездие последует от все узнавшего мужа [А.VII.4], хотя часто муж так ничего и не понимает в произошедшем. Исключение представляет сказка о том, как жена по-немецки заговорила [А.VII.1.]. Разоблачает любовников, как правило, ловкий человек. Это или работник, замечающий неладное в семье своего хозяина [А.VII.3], подорожный человек [А.II.6, 7] и даже черт (замещающий в некоторых сюжетах ловкого человека) [А.VII.2]. И в этих сюжетах в большей степени наказанным оказывается именно любовник: он унижен, лишается своего «мужского достоинства», обливается кипятком, вываливается в смоле и пуху, оказывается страшно напуганным и проч. Эту людскую категорию сказка ничуть не щадит.
Главным персонажем бытовой сказки, в первую очередь, является ловкий и находчивый человек. Бытовая сказка любит этого героя, делая его главным во многих повествованиях. В классической научной литературе о бытовых сказках любят отмечать, что в типе такого героя народ показывает лучшие качества русского человека: смекалку, находчивость, ловкость, умение постоять за себя и т.п. Все это есть в сказках, но на первый план в них все-таки, на наш взгляд, выдвигается совсем иное качество – это стремление извлечь выгоду для себя из любой ситуации. И здесь для сказки любые методы хороши, вплоть до безнравственных и откровенно жестоких по своей сути поступков. Например, трудно сочувствовать и восхищаться действиями одного из братьев, который использует тело мертвой матери (иногда предварительно убив ее) для обмана людей, мошенничества, разорения братьев [А.II.2, 3] и т. п. Бытовая сказка, чтобы оттенить своего ловкого героя, часто очень жестока по отношению к пусть недалеким или глупым, но в большей степени простодушным людям (например, когда хотят утопить, а он вместо себя заталкивает в мешок урядника, старика, попадью).
Это одна сторона сказки. С другой стороны, в некоторых сказках заостряется внимание слушателей на чрезвычайно глупых, алогичных по своей сути поступках персонажей. Особенно примечателен в этом отношении популярный в Прииртышье пласт сказок («присловий-анекдотов» по определению Д.К. Зеленина [Зеленин 1994]) о вятских [А.IV].
Популярными, встречающимися в репертуаре нескольких исполнителей являются сказки об отношениях бедного и богатого, умных и глупого братьев [А.II].
Рассказчиками бытовых сказок являются и женщины, и мужчины, и их качество зависит не от гендерной принадлежности, а от мастерства рассказчика или рассказчицы. В этом легко убедиться, перелистав сборник сказок А.С. Кожемякиной [Сказки 1973].
Однако одна особенность именно мужского исполнения бытовых сказок, на наш взгляд, все-таки есть. Речь пойдет о своеобразном приеме, которым пользуется сказочник – он делает себя непосредственным героем передаваемого им сюжета, т.е. сказка рассказывается от первого лица. Этот прием, по нашим наблюдениям, используют только мужчины и только в бытовых сказках (бытовых-новеллистических, сказках-анекдотах). Это оправдано особенностью типа героя бытовой сказки. Лишь в ограниченной части сюжетов героиней может быть женщина. В некоторых сюжетах на первый план может выдвигаться глупость или сварливость жены, но главным действующим лицом при этом все равно остается муж (иногда черт). Это в отличие от быличек, некоторые сюжеты которых могут рассказывать от первого лица и женщины (например, о том, как у нее был муж колдун или о о ее столкновениях с домовым, лешим, русалкой и проч. Самый яркий пример – это былички о том, как к ней, тоскующей об умершем муже, он по ночам и ходил [Козлова 2000]. Прием рассказа от первого лица в сказках построен часто на эффекте неожиданного: слушатель настраивается на правдивый рассказ, а рассказчик, как бы посмеиваясь над ним, вдруг начинает выдавать такие коллизии, что становится ясно, что это сказка. Вот характерный пример из сказки
Афанаса Сидоровича Михалева, 1864 г.р., записанной в 1951 г. в д. Чебурлы «Как я обманул цыгана (кому достанется еда)» [Указатель: А.III.8][ФА ОмГПУ: ЭК-5/51, № 9].
Повествование также начинается как реальное: ««Я расскажу, че со мной было. Ходил я в город Омск, иду обратно, ись хочу. Догоняет меня цыган, спрашивает: «Ты домой?» - «Домой» - гварю – «Ты откеда?» - «Из Большеуковского района» - «Ну, так и я оттуда! Айда вместе. Я буду твой товарищ тебе», - это цыган-то мне предлагат. Пошли вместе. Идем, а уже стемнело. Пришли в деревню <…>».
А далее сюжет однотипен с типом: 1626=АА*2100 (СУС) «Кому достанется еда»: спутники (поп и его батрак, ксендз и цыган), расположившись на ночлег, решают отдать хлеб (булку, жареного поросенка) тому, кто увидит лучший сон.
Особенно часто этим приемом пользуется Павел Платонович Плотников. Он применяет его и в бытовых зарисовках, и в анекдоте [о рыбном дне – А***3]. Но особенно примечательна его сказка «Как я почту в войну носил» [Указатель А*I.2], магнитофонная запись которой является приложением к статье. Новеллистические эпизоды этой сказки о том, как герой повествования нечаянно губит бабушку-повитуху и убивает новорожденного ребенка практически полностью совпадают с эпизодами сказки Степана Никифоровича Жирновского [Указатель А*I.1], записанной в 1951 г. в д. Поспелово. Жирновский назвал свое повествование «быль». Начинается она вроде бы, правдоподобно: «Жил я тогда с отцом. И вот заболел, отнялись ноги. Болел целый год. Надо было богу молиться. Дал оброк богу молиться в пещерах Киева. Пошел в Киев, а отец денег мало дал, пятнадцать рублев. Известно, деньги дороги были. Я пошел на богомолье, одежоночка ничо себе, да и сам был крутенький, не то, что теперь. Правдами, неправдами, пришел. Помолился богу и потом пошел оттуда, потому денег надо, чтобы жить в Киеве <…>». На этом правдоподобие и заканчивается. А дальше идет рассказ о цепи нелепых и жестоких событий, которые, конечно же, алогичны [ссылка на указатель]. Но если действие сказки Жирновского происходит в условных пространстве и времени, а ее герой – типичный ловкий человек бытовой сказки, то в сказке П. П. Плотникова перед нами совсем иной тип героя. Это, действительно, живой человек не столь далекого от нас военного времени. И действует он не в условных, а реальных пространстве и времени. И в этом – целиком заслуга рассказчика, так мастерски сумевшего адаптировать традиционный сказочный сюжет к реальным обстоятельствам, использовав при этом прием сказывания от первого лица. Талантливый сказочник-балагур и импровизатор П. П. Плотников не себя поместил в условность сюжетных обстоятельств бытовой сказки, а, наоборот, перенес традиционные сказочные сюжеты в плоскость реальных пространства и времени.
Такая метаморфоза традиционной бытовой сказки возможна только в условиях ее живого бытования, которое в лице Павла Платоновича мы еще успели застать. Сказочник-балагур, видимо, настолько соскучился по возможности применить свой талант, который уже не был столь востребованным в 2000 г., что спешил «выдать» собирателям весь свой репертуар (36 сказок).
Его репертуар познакомил нас с еще одной традицией живого бытования сказок, характерной для русской деревни, в том числе и старожильческих сел Большеуковского района, – традицией рассказывания «соромных» сказок. Традиция эта практически не исследована в силу неприличной эротической специфики содержания сказок, смакования откровенных сцен и прямого применения обсценной лексики. Известен сборник «Заветных сказок» А. Н Афанасьева.
О существовании традиции рассказывания таких сказок (и не только в среде мужчин, хотя рассказчиками были именно мужчины) говорил и житель с. Становка Александр Павлович Денисов: ««Это скоромные* сказки, их даже неудобно рассказывать. Мы, бывало, на вечерке соберемся, девки куделю прядут, а мы рассказываем» [ФА ОмГПУ: Эк-9/1982, № 2].
Александр Павлович сказал, что он их много знает, но рассказывать не будет, т.к. неудобно. А вот Павел Платонович с удовольствием выдал свой репертуар (14 сказок) (возможно, и не весь) [Указатель А**1–14]
Можно еще говорить о такой особенности бытовых (но, видимо, не только бытовых) сказок, как свободное варьирование эпизодов, которые могут кочевать в разные сказочные сюжеты, о нанизывании этих эпизодов при складывании сказки талантливым сказочником, о своеобразных концовках и т.п. Но на этом первую часть статьи о сказках Большеуковского района закончим. Более подробный анализ текстов войдет в сборник сказок района, над которым уже начата работа.

Указатель сюжетов бытовых и легендарных сказок

Аудиоприложение 

01. «Как я почту в войну носил» – бытовая новеллистическая сказка. Записано в с. Большие Уки от П. П.Плотникова)

Литература:

  1. Зеленин 1994 – Зеленин Д. К. Народные присловья и анекдоты о русских жителях Вятской губернии (Этнографический и историко-культурный очерк) // Д. К. Зеленин. Избранные труды. Статьи по духовной культуре 1901–1913 / Ответ. ред. А. Л. Топорков. М.: Индрик, 1994. С. 59–104.
  2. Зензин 2018 – Зензин Е. П. Атлас истории Большеуковского района. – Омск, 2018.
  3. Козлова 2000 – Козлова Н. К. Восточнославянские былички о Змее и змеях. Мифический любовник. Указатель сюжетов и тексты. –Омск, 2000.
  4. Козлова 2019 – Козлова Н. К. Сказочный репертуар А. С. Кожемякиной в записях омского краеведа И. С. Коровкина (по материалам фольклорного архива Омского госпедуниверситета) // Языки и фольклор коренных народов Сибири. – Новосибирск. - № 2 (вып. 38) 2019. – С. 5–15.
  5. Козлова Каталог – Козлова Н. К. Сказочная традиция русских старожилов (чалдонов) Большеуковского района Омской области в репертуаре А.С. Кожемякиной // http://folk55.ru/traditsii/
  6. Леонова 2014-I. – Леонова Т. Г. Проблемы изучения регионального фольклора. Ч. 1. – Омск, 2014.
  7. Лит музей 2017 – Омский литературный музей. Тексты. Материалы. Исследования / Сост. И. А. Махнанова, С. Е. Рудницкая Вып. 4. – Омск, 2017.
  8. Сказки 1968 – Сказки Омской области. Записаны И. С. Коровкиным от А. С. Кожемякиной. – Новосибирск, 1968.
  9. Сказки 1973 – Сибирские сказки. Записаны И. С. Коровкиным от А. С. Кожемякиной. Изд-е второе, дополненное. – Новосибирск, 1973.
  10. Сказки 1977 – Русские сказки Сибири для детей младшего возраста / Сост. Т. Г. Леонова. – Новосибирск, 1977.
  11. Сказки 1979 – Русские народные сказки Сибири о богатырях / Сост., комм., предисл. Р. П. Матвеевой. – Новосибирск, 1979.
  12. Сказки 1980 – Русские героические сказки Сибири. – Новосибирск: Наука, 1980.
  13. Сказки 1981 – Русские волшебные сказки Сибири / Сост., вступ. ст. и коммент. Р.П. Матвеевой. – Новосибирск: Наука, 1981.
  14. Сказки 1985 – Русские бытовые сказки Сибири / Сост., вступ. ст. и коммент. Н. В. Соболевой– Новосибирск, 1985.
  15. СПЗ – Сказки, пословицы, загадки. Сборник устного народного творчества Омской области / Сост. В. А. Василенко. – Омск, 1955.
  16. СУС – Сравнительный указатель сюжетов. Восточнославянская сказка / Сост. Л. Г. Бараг, И. П. Березовский, К. П. Кабашников, Н. В. Новиков. Л.: Наука, 1979.


Автор - Козлова Наталья Константиновна, доктор филологических наук, профессор кафедры литературы и культурологии Омского государственного педагогического университета, Председатель правления Омской региональной общественной организации "Центр славянских традиций"







Возврат к списку